Знаете ли вы Лёдю Вайсбейна? Я вам скажу - вы его точно знаете...

– Зачем вы хотите учить своего сына музыке? Ведь у него нет слуха! – говорили одесскому папе.
– А зачем ему слух? Он же не будет слушать, он будет сам играть.

Папе Лёди Вайсбейна такого не говорили. Во-первых, потому, что у его сына слух был. А во-вторых, потому, что он не собирался учить сына музыке... Папа Вайсбейн хотел, чтобы сын стал юристом или врачом. Но все-таки музыка победила.
И теперь вы все знаете Лёдю Вайсбейна, чтоб мне так жить.

Началось с того, что одесский артист Скавронский пригласил Вайсбейна в 1912 году в свою миниатюру. Но при этом поставил условие: «Никаких Вайсбейнов!».
Дальше пишет сам Лёдя:

«…и я решил взять себе такую фамилию, какой никогда ещё ни у кого не было, то есть просто изобрести новую.
Естественно, что все мои мысли вертелись около возвышенности. Я бы охотно стал Скаловым, но в Одессе уже был актёр Скалов. Тогда, может быть, стать Горским? Но был в Одессе и Горский. Были и Горев и Горин – чего только не было в Одессе! Но, кроме гор и скал, должны же быть в природе какие-нибудь dominica dinning другие возвышенности. Холм, например. Может быть, сделаться Холмским или Холмовым. Нет, в этом есть что-то грустное, кладбищенское – могильный холм…
– Что же есть на земле ещё выдающееся? – мучительно думал я, стоя на Ланжероне и глядя на утёс с рыбачьей хижиной.
– Боже мой, – подумал я, – утёсы, есть же ещё утёсы!
Я стал вертеть это слово так и этак. Утёсин? – Не годится – в окончании есть что-то простоватое, мелкое, незначительное… – Утёсов? – мелькнуло у меня в голове… Да, да! Утёсов! Именно Утёсов!
Наверно, Колумб, увидя после трёх месяцев плавания очертания земли, то есть открыв Америку, не испытывал подобной радости. И сегодня я вижу, что не сделал ошибки.»
Л. Утёсов. Здравствуй, сердце!

Почему я сегодня вспомнила об Утесове? На днях, листая многочисленные каналы ТВ, наткнулась на фильм «Веселые ребята». Старый-престарый фильм, глухой звук, архинаивный сюжет, но... фильм все равно хорош. В отличие от многих гораздо более новых фильмов – его прелесть не увядает. И в то же время мне привезли из Израиля подарок от израильского писателя Якова Шехтера – сборник его рассказов, где среди прочих есть рассказ «Бабушкины сказки»:

«Лёде очень нравилась моя бабушка, нравилась настолько, что он даже сделал ей предложение. Бабушка была не против, но прадедушка Хаим встал горой. Его соображения были начисто лишены романтики и зиждились на, казалось бы, совершенно материальной основе.
– Чем он занят? расклейкой афиш у кинотеатров? распеванием песенок перед началом сеанса? Талант, вы мне говорите, талант... На талант хорошо смотреть из зала, а в доме нужно иметь что посерьёзней!
На этом Лёдино сватовство закончилось. Бабушка долго не выходила замуж...
....
Одиннадцатый номер представлял собой типичный одесский дворик. По периметру его огибал деревянный балкон, на который выходили двери квартир второго этажа. У дверей стояли столы, а на столах примусы, дабы керосиновый чад не отравлял комнаты. Поскольку на примусах всегда бурлили кастрюли или шкворчали сковородки, то, помимо чада, со второго этажа струилось блаженство dominica offshore ibc ароматов южной кухни. Слегка принюхавшись, можно было определить, что готовит тетя Песя и сколько чеснока съел, вернувшись из порта, старый Бимбас.»

Пойдем, читатель, посмотрим своими глазами:

«В конце двора, возле каменной стены прилепились сараи, раньше угольные и дровяные, а потом просто подсобки. По их крышам поступью Командора вышагивали дворовые коты. Это были здоровенные горластые твари, способные переорать даже тетю Песю. Кормились они от всех жильцов, требовательно рыча под окнами. Жильцы сами любили покушать, но и котам оставалось.
Прадедушка Хаим занимал первую от ворот квартиру, с окнами в переулок, за ним жили богачи Пиперы, а за богачами – Вайсбейны. «Богачи», те еще богачи, если жили в Треугольном переулке, слегка держали дистанцию, а вот Лёдя – сынишка Вайсбейнов – целые дни проводил с Зисей, средним сыном прадедушки…»

Сейчас на сайте 0 пользователей и 0 гостей.