Нина Симон: почему ее называли «Голосом Черной революции» и «Верховной жрицей соула»?

Если в конце 50-х звезда Нины Симон только зажигалась, то в 60-е годы она стремительно восходит на музыкальном небосводе и достигает своего зенита.

Артистка много выступает, выпускает один альбом за другим, хиты известных певцов и композиторов в ее исполнении буквально обретают вторую жизнь, большим успехом пользуются также и ее собственные песни. В личной жизни тоже все ладится: в 1961 году певица выходит замуж за детектива Энди Страуда, а через год у нее рождается дочь.

Голос Черной революции

В 60-е, обретя как любовь неискушенной публики, так и уважение профессионалов, Нина Симон благодаря популярности получает возможность говорить и быть услышанной. С помощью творчества она пытается донести до людей свои идеи и мысли. Лейтмотивом становится тема дискриминации афроамериканцев в США, ведь Нина знает не понаслышке, как тяжело порой бывает, если твой цвет кожи темнее, чем это нужно.

В 1963 году после best beaches in africa бомбежки церкви в Бирмингеме, в результате которой погибли четыре чернокожих ребенка, Нина Симон пишет «Mississippi Goddam». Эта композиция построена на контрасте: мелодия – легкая, веселая и подвижная, а вот текст – полон горечи, ярости, обвинений и вопросов.

Why don't you see it? Why don't you feel it?
I don't know, I don't know.
You don’t have to live next to me,
Just give me my equality.

Почему вы не видите этого? Почему вы не слышите этого?
Я не знаю, я не знаю.
Вы не обязаны жить рядом со мной,
Просто дайте мне мое равенство.

Якобы из-за словечка «goddam», что обозначает «проклятие», эта песня была запрещена в ряде южных штатов США, но наверняка причиной бойкота было ее политически острое содержание. Ведь Нина не стеснялась в выражениях.

Еще одну композицию Нины Симон, посвященную теме дискриминации, «Four women» (1966), также запретили на некоторых радиостанциях штатов, считая оскорбительной для чернокожих людей. В ней артистка рассказывает горькие истории четырех женщин: «смуглый», «черный», «желтый» и «шоколадный» – оттенки кожи героинь будто предопределяют их образ жизни и окружение. Они терпят унижение:

Whose little girl am I?
Anyone who has money to buy…
My name is sweet thing.

Я маленькая девочка, но чья?
Любого, кто готов купить меня…
Меня зовут «милашка»,

испытывают боль и одиночество:

My back is strong,
Strong enough to take the pain
Inflicted again and again.

Моя спина сильна настолько,
Чтоб причиняемую боль
Выдерживать от раза к разу.

Наряду со Стокли Кармичелом, Джеймсом Болдуином и Ленгстоном Хьюзом Нина была духовным лидером борьбы за гражданские права в США. Своими песнями она заставила людей увидеть, насколько несовершенной была система США в те годы, почувствовать, что нужно что-то менять. Она призывала к человечности, терпимости и пониманию. Поэтому певицу и называли «Голосом Черной революции».

Верховная Жрица соула

Одним из знаковых альбомов Нины Симон в 60-х стал «High Priestess of Soul» (1966 г.), что переводится как «Верховная жрица соула» (по некоторым версиям, «любви»). Здесь артистка смело экспериментирует с музыкой: соул, блюз, поп, джаз – на стыке этих жанров рождены композиции пластинки. Записана она была с большим оркестром. Лирические инструментальные импровизации соседствуют с резкими политическими обвинениями и беззаботными популярными композициями. Название альбома стало нарицательным для Нины Симон, потому что глубина и духовность – это то, за что ее боготворят поклонники и благодаря чему ее музыка до сегодняшнего дня актуальна. К тому же эклектичность этого альбома характерна для творчества Нины в целом.

Однозначно сказать нельзя, кем Нина Симон была в большей степени: певицей, композитором или пианисткой – Бог щедро ее одарил. В отличие от других исполнителей и авторов, о ее музыке нельзя сказать «стиль» или «манера». Особенность творчества артистки – музыкальный космополитизм: в своих выступлениях она, используя блюзовую мелодику, нашла место и для баховского контрапункта, и для африканских ритмов. Нина смело использовала фольклорные мелодии разных народов commonwealth of dominica capital, исполняла госпел, соул, песни варьете и вновь возвращалась к джазовым импровизациям. Как настоящий творец она не ограничивалась рамками традиций.

Несмотря на такую разноплановость творчества, артистку Нину Симон безошибочно узнаешь по энергии, которую она вкладывала в свою музыку, по искренности, которой она щедро делилась, по особой интонации.

Нина обладала своеобразным низким, «темным» – позволю себе такое сравнение – тембром голоса. Ведь, если, к примеру, Элла Фицджеральд – это майское яркое солнце, то Нина Симон, скорее, – осенний дождь. Ее проникновенный, глубокий, бархатистый голос передает все оттенки печали, тоски, душевного ненастья. Именно то, что в английском языке называется «blue» и «trouble».

Сейчас на сайте 0 пользователей и 0 гостей.