Какой бывает любовь? Майя Кристалинская и Эдуард Барклай

19 июня 1985 года перестало биться сердце Майи Владимировны Кристалинской, которой так и не суждено было стать народной артисткой СССР, но в этом абсолютно не было именно ее вины. В 60-70-е годы в Советском Союзе было не так уж много певиц, которые могли спорить по популярности с Кристалинской. И не случайно в музыкальном багаже Майи Владимировны осталось очень много песен, которые можно с полным правом назвать лирическими. Под них было пролито немало девичьих слез. Достаточно вспомнить хотя бы три из них – «Где ж ты раньше был», «Два берега» и «Ненаглядный мой».

И в беби-буме того периода каким-то образом поучаствовала Майя. Ее песня с проникновенными словами: «Ах, здравствуй, аист, мы, наконец, тебя дождались. Спасибо, аист, спасибо, птица – так и должно было случиться…» пробудила отцовские и материнские чувства у сотни тысяч детей послевоенного времени. А в «довесок» к «Аисту» вполне можно вспомнить и «Топ-топ» – «Топ-топ, топает малыш…»

Она всегда выходила на сцену с легкой косынкой вокруг шеи. До нее ни одна певица не использовала этот «прием». И мало кто из зрителей знал, что это была не просто косынка – в середине 60-х годов в самый разгар популярности Кристалинской врачи поставили ей смертельный диагноз – рак лимфатических узлов. И косынка маскировала эти увеличенные узлы. А еще врачи категорически anguilla company запретили Майе петь. На что она прошептала только одно – «Лучше убейте сразу…»

Майя не послушалась докторов. Она продолжила петь. И каждый раз делала это, как в последний раз. Потому что не была уверена, что завтра вообще может выйти на сцену. Не от этого ли ее песни получались такими проникновенными, ведь в каждой из них она прощалась со своими слушателями…

Можно ли называть девочку именем умершей сестры?

…Владимир Кристалинский появился в Москве со своей супругой Валентиной сразу после того, как в стране Советов начали сворачивать НЭП. Кое-какие накопления у супругов были, а потому они не стали дожидаться, пока в родной Самаре к ним ворвутся комиссары для того, чтобы «экспроприировать нажитое неправедным путем». В столице он не стал открывать никакой коммерческий магазин, а решил жить, как все. Поступил во ВХУТЕМАС (Высшие художественно-технические мастерские), с большим нетерпением ожидал рождения дочери, которую назвали Майей. Это случилось в конце 20-х годов. К сожалению, у девочки был врожденный порок сердца, и она прожила всего два года. А когда Валентина снова забеременела, Владимир не отходил от нее ни на шаг, шепча, как в бреду: «Майя, Майя, Майечка!».

Так что, когда 24 февраля 1932 года вторая девочка появилась на свет, ее тоже назвали Майей. Надо ли говорить, что к дочери в семье относились как к небожителю. Отец потихоньку «потрошил кубышку», но дочь всегда была одета, как с иголочки. Хотя и помимо этого Владимир неплохо зарабатывал составлением различных головоломок в газеты и журналы.

Все их планы на безбрежное светлое будущее разрушила война. Они остались в Москве. Поначалу очень нервно реагировали на сигналы воздушной тревоги. Потом привыкли, перестали обращать на сирену внимание. Мама как-то сказала: «Знаешь, доченька, от судьбы не уйдешь. Если суждено попасть под бомбу – прячься, не прячься – все равно этого не избежать. Так что мы будем как зайцы бегать?».

Так они в дальнейшем и поступали во время налетов вражеской авиации: мама хлопотала у плиты, а Майя вязала носки и рукавицы для бойцов Красной Армии. Возможно именно в эти самые трагические минуты и выковался твердый характер Кристалинской. Она всегда была непоколебимой, и если уж принимала решение, то раз и навсегда.

О сцене могла только мечтать...

К музыке и пению она тянулась всегда, но первым человеком, который решил развивать эти способности у девочки, стал муж сестры Владимира Кристалинского, режиссер музыкального театра. Он и подарил племяннице детскую гармошку, на которой она научилась играть более чем лихо. А вот до первого появления на профессиональной сцене столько еще пришлось пережить! И учебу в МАИ (под влиянием подруги), и распределение на авиационный завод в Новосибирск (таежной романтики захотелось), и «позорное» возвращение в Москву (не оправдали надежд, а еще комсомолки!). Но иного пути не было – к середине 50-х Владимир Кристалинский почти ослеп, так что Майе anguilla companies пришлось заниматься и отцом, и матерью, и младшей сестренкой.

Незабываемым выдался для Майи 1957 год. Во время VI Всемирного фестиваля молодежи и студентов, который проходил в конце июля – начале августа 1957 года в Москве, она не уставала петь прямо на улицах, возле нее обычно собирались сотни восторженных москвичей и гостей столицы. Кристалинская даже не пела – она вкладывала в исполнение всю свою восторженную душу. Дело в том, что чуть раньше она познакомилась с молодым медиком Аркадием Аркановым, который в то время еще только мечтал о карьере писателя-сатирика, но был очень влюбчив. Остроумная, веселая, певучая Майя очень быстро запала ему в сердце. Да и она не смогла устоять перед его пылкостью и обаянием. И хотя все родные и близкие наперебой твердили, что ничего путного из их совместной жизни не выйдет, молодые люди были абсолютно уверены в обратном!

Сейчас на сайте 0 пользователей и 1 гость.