В чем провинился Майкл Джексон перед миром? Часть 2. Вечный непокой

В последующие годы Майкл Джексон активно путается в паутине семейных неурядиц. Мужчина, к ногам которого бросаются десятки женщин, стоит только ему появиться на публике, занимается вещами, понятными только ему. Он дважды женится и разводится, в том числе с Лизой Марией Пресли (Lisa Marie Presley), дочерью покойного короля рок-н-ролла Элвиса Пресли, пользуется услугами суррогатных матерей и обзаводится тремя собственными детьми.

Со стороны кажется, что Майкл сходит с ума, но это не так. За каждым его поступком скрывается только его жизненная позиция, выстраданная и выжженная горьким опытом, позиция, которую никто не вправе осуждать и обсуждать. И хотя пресса не упускает возможности пнуть парня, да и компания Sony ставит палки в колеса, отказывая своему подопечному то в одном проекте, то в другом, жизнь Майкла начинает налаживаться.

Ни один из реализованных проектов не проваливается, но творчество Джексона претерпевает изменения. Место милых, не груженных смыслом песен о любви, занимают гражданские протесты, жесткий ритм и стихи, словно крик в пустоту:

Бейте меня, ненавидьте меня!
Вам никогда не сломать меня!
Принуждайте меня, пугайте меня!
Вам никогда не убить меня!
Грабьте меня, судите меня!
Все грабят меня…
Пни меня, ударь!
Но не смей решать, черный я или белый.

Майкл Джексон почти все песни пишет сам. Его эмоции выплескиваются в альбом «Кровь на танцполе» (Blood on the Dance Floor, 1997 г.), на мой взгляд, явивший миру вершину того, на что в принципе способна поп-музыка. Все это еще больше цепляет публику, тем более, что сам артист ничего не комментирует и практически не общается с журналистами.

И казалось бы, что сиди он смирно, все это можно было бы перетерпеть, но в 2003 году Майкл Джексон соглашается дать интервью для фильма о себе журналисту британского телеканала ITV Мартину Баширу (Martin Bashir). Время назад Башир работал с любимой подругой Майкла, принцессой Дианой, да и хороший знакомый короля поп-музыки, знаменитый иллюзионист Ури Геллер (Uri Geller), вплоть до выхода непосредственно фильма отзывался о Башире как о вполне порядочном человеке. Ничего не подозревающий Майкл приглашает журналиста в свой дом, непринужденно беседует с ним, приоткрывая завесу тайны над своей личной жизнью.

Спустя короткое время Мартин Башир выдает в эфир готовый материал...

Фильм поверг публику в шок. Из него следовало, что Майкл Джексон не только больная на голову «суперзвезда», но и деспотичный отец, гомосексуалист и педофил в одном лице. И все это – по его собственному признанию. В фильме есть фрагмент, где Джексон появляется в обществе подростка по имени Гевин Арвизо (Gavin Arvizo).

Семья Гевина обратилась к Майклу от отчаяния. Дело в том, что парнишка был смертельно болен и счет его жизни шел на месяцы. Никто не думал, что Майкл откликнется. Но он не просто откликнулся. Его деньги победили смерть.

И вот с экрана Майкл честно признается Баширу, что верил и молил Бога, чтобы ему удалось вылечить Гевина. Все это время Гевин также находится в кадре, кладет голову на плечо своему спасителю, говорит всякие приятные слова в его адрес, смеется, подшучивает над ним, а спустя немного времени… подает иск о сексуальных домогательствах.

Никому неизвестно, знал ли Джексон о том, что Дженет, мать мальчика, к тому времени уже имела опыт успешного вымогательства на сексуальной почве: попавшись на магазинной краже, она заявила о домогательствах со стороны работников магазина, и чтобы не раздувать скандал, магазин заплатил ей денег.

Во время своих телевизионных откровений Майкл Джексон совершает третью смертельную ошибку в своей жизни: он случайно бросает фразу о том, что позволяет гостящим у него детям спать в его комнате на его кровати, в то время как сам он спит на полу. Про «пол» все сразу забыли, а вот факт детского сна на кровати «суперзвезды» всколыхнул общественное мнение, и интерес к «любимой теме» разгорелся с новой силой. Пресса взорвалась во второй раз, и эта взрывная волна была куда круче первой. Виновность Джексона уже не обсуждалась, а преподносилась как факт.

Окружной прокурор Санта-Барбары Томас Снеддон (Thomas W. Sneddon Jr) открывает «горячую линию» для жертв сексуальных домогательств со стороны Майкла Джексона. Ее телефоны транслируются по телевидению. В течение нескольких недель работы линии телефон молчит. Ни один человек больше не предъявляет артисту подобных обвинений, хотя за эти годы на ранчо Неверленд побывало несколько тысяч человек, от неизлечимо больных детей до американских воинов-афганцев, проходящих реабилитацию по возвращении из зоны боевых действий.

Иск о сексуальном домогательстве подается лишь семьей Гевина Арвизо, мальчика, которого показали по телевизору. На сей раз Джексон не наступает на те же грабли и отстаивает свою позицию до конца. Суд оправдывает его по всем пунктам обвинения. Семья Арвизо выметается из его дома, после чего мать Гевина, Дженет, еще несколько раз фигурирует в полицейских сводках за различного рода финансовые махинации.

Истории с обвинениями закончились, как закончилась наивность Майкла Джексона и его вера в добро. Он считает себя обманутым, преданным и использованным. Его обида за упущенное время побед и крушение надежд не дает ему спать по ночам. Он отчаянно ищет помощи. И находит ее в снотворных препаратах и антидепрессантах. Все наперебой пытаются предостеречь его, но нет... Майкл не считает себя наркоманом. Он считает, что ему нужно лечиться от бессонницы...

«Я лично никогда не пробовал наркотики – ни марихуаны, ни кокаина, ничего. Даже и не нюхал. Забудем об этом. Я не хочу выступать судьей – для меня это даже не моральная проблема, – но я видел столько судеб, разрушенных наркотиками, что не мог воспринимать их как игрушку. Я, конечно, не ангел и у меня, по-видимому, тоже есть свои плохие привычки, но наркотики не в их числе», – говорил он.

Майкл навсегда уезжает из дома, ставшего для него «ненавистным местом», окончательно рвет с Sony, перестает снимать клипы, мотается по свету, увозя с собой своих детей, чьи лица отчаянно пытается скрыть от вездесущей и не менее ненавистной прессы. Но он по-прежнему верен себе, считая своим долгом заниматься благотворительностью, спасая чужие жизни, забросив, плюнув на свою собственную.

Сейчас на сайте 0 пользователей и 0 гостей.