Сергей Трофимов, он же Трофим. Как и о чем поет, слышали?!

Ой, можно без биографии... достославных дат и проч.? Живет себе, дышит, творит! Для меня так это - главное. И совершенно не хочется упоминать про «родился-учился-женился». Слава Богу, радует тех, кому охота слушать. Не все согласятся, не всем захочется: так и не надо. Кому не по нраву - имеют право не слушать. Тоже нормально, не бывает всё сразу и для всех, но, тем не менее, мы уживаемся как-то на этом шарике, что зовется земным, с нашими разными интересами и взглядами.

А я так... в любую «не ту» минуту, час, день... бывает, поставлю диск Трофима и танцую, а нельзя, так просто слушаю (тихонько или вовсе шепотом, или хоть про себя, но непременно подпевая)... А в «ту минуту» так и вообще в поднебесье улетаю. И в профессии пользую, да так успешно, что любо-дорого! Порой целые сеансы танцевально-вокальные - под Сергея Трофимова (Трофима).

Однажды женщина, с которой мы были знакомы на ту пору уже давно, после танцевального сеанса «под Трофима» спросила: «А почему я так же не могу дома, у меня ж есть музыка?!» И я ей ответила: «Милая-хорошая, неужели ты думаешь, что приходишь ко мне только за тем, чтобы я нажала кнопку магнитофона!»

Впрочем, это лирическое отступление.

Ах! Можно говорить, рассказывать, описывать, а можно просто слушать и отзываться душой:

Трасса петляет, как жизнь...

С такой метафорой не поспоришь, да?

Тем, кто постарше, может вспомниться:

«А дорога шелковой лентою мчится...» Но это ж совсем другое!

А Трофим... он не только по серпантину... он не расстается с мыслью, которая... простите за каламбур, не расстается с чувством. Он может, что напишет, и Шопенгауэру посвятить, и Мата Хари... Кто запретит творцу?!

«О, революция бычков в томате!» - так он тоже выражается. Но даже в самом зловредном

«Сизокрылый сантехник Егоров
Снизошел до меня поутру,
Чтоб избавить клозет от засора
И проделать в клоаке дыру.
От него исходило сиянье
И струилася в мир бладгодать,
И наверно, в свое оправданье
Я велел ему водки подать...»

Трофим не горек, а оптимистичен. Его герой по ходу визита сантехника успел рассказать про разное, хоть и заметил, что тот смотрит на него, как Герасим на Муму, а когда этот мастер покинул квартиру, то в памяти поэта остался... как Грааль... Думает, зло? А вы послушайте! И тогда узнаете, что (как редко, но бывало), реакция на сатирический юмор Трофима - улыбка offshore accounts. Часто - до ушей. Или смех - чистый, светлый. Хороший такой, не едкий, даже когда песня изобличает некое явление в миру, которое его не красит... Потому что Трофим всегда лиричен!

Как ему удается? А он может «косить» под разных, вплоть до... но никогда не сливается с героями своих юмористических миниатюр, хоть и от их лица поет, зато выражает так... Просто «один в один». Талант! Замешанный, кстати, на глубоком если не знании, то наверняка - на чувствовании культуры народов... Только послушайте про «ганжи-ганжи-бабаян».

О! Трофим поет, что «если смотреть наверх, кружится голова». Не думайте, что это от низких помышлений... Просто - воспоминание подросткового детства:

«У меня под майкой голубок белый,
я с утра сменял его на свой велик...»

И за это можно стерпеть любую взбучку от родителей, а потом смотреть вверх - чтобы кружилась голова...

А когда Трофим начинает говорить от себя, то это так проникновенно, что впору... снимать шапку. Внимать. Слушать. Отзываться душой, молча или тихонько подпевая:

«Ах, воля-волюшка, земля сырая,
кому спасение, кому - покой...»

или

«Мой друг уехал воевать на Кавказ
(попы, зажгите ваши свечи)
Лихой, как черт,
Блаженный, как Предтеча...»

А вот еще - из любимого:

«Землю лаская,
Ночь поет колыбельную.
В небе бескрайнейнем
Бог рождает зарю...»

Вообще-то это «Колыбельная России». Он лиричен. И могуч. Как сам поет: «У поэта душа высока...» Впрочем, сразу добавляет: «У поэта дырявый карман...» Эх! Неужели это так обязательно!? Вечно русская связка или... тайна мирозданья, позволяющая в конце пути обрести ощущенье свободы, - как поет Сергей Трофимов?!

Сейчас на сайте 0 пользователей и 0 гостей.